Теги

1 Мая Александр Беглов Александр Дрозденко Александр Миронов Бах Виктор Федосов Владимир Дербин Владимир Кузнецов Дворец Труда Екатерина Слепнева ЖКХ Жилищный комитет ЛФП Ленинградская Федерация профсоюзов Ленинградская область Мария Артюхина Межрегиональный профсоюз работников жизнеобеспечения Санкт-Петербурга и Ленинградской области Минимальная заработная плата Михаил Шмаков Николай Чалов Нина Леонтьева Орган Площадь Труда Профсоюз работников здравоохранения РФ Регион 47 Санкт-Петербург Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н.А.Римского-Корсакова Санкт-Петербургская консерватория Сергей Максименко Татьяна Новицкая Территориальная Санкт-Петербурга и Ленинградской области организация профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов РФ ФНПР Форум Труда детский отдых защита прав работников в период пандемии коронавируса коллективный договор конкурс профессионального мастерства концерт коронавирус новость охрана труда первичная профсоюзная организация профсоюз профсоюзы социальное партнерство

Календарь

Январь 2021
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Подписаться на новости

Он шел в первых рядах

Он шел в первых рядах
15 января
08:56 2021

18 января – День прорыва блокады Ленинграда 

Этот день навсегда вошел в историю нашего города, Великой Отечественной войны. 18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов прорвали кольцо вражеской блокады. В канун памятного дня я хочу рассказать об одном из тех, кто в первых рядах шел на прорыв, поднимая за собой солдат.К сожалению, мне не довелось застать в живых деда моей жены Николая Михайловича Пьянцева, кадрового офицера, отдавшего армии 25 лет, участника прорыва блокады и боев в Восточной Пруссии. И в основу статьи легли воспоминания его детей и внуков, скупые строки архивных документов.

Николай Пьянцев родился 19 декабря 1905 года в городе Климов Брянской области, расположенном ныне на самом стыке границ России, Белоруссии и Украины. Был он из семьи старообрядцев, которые, по семейной легенде, в давние времена ушли из-под Москвы, спасаясь от преследований. Отец его, печник, погиб в Первую Мировую, и пятерых детей растила мать, по профессии – белошвейка.

О юности будущего офицера мы знаем не так много. Известно, что, приехав в Ленинград, где уже жили две его сестры, Николай Пьянцев работал пенькопрядильщиком на одном из предприятий. Как и многих сверстников, его увлекли идеи революции, он вступил в комсомол, а в 1927 году – в партию, был направлен комсомольским вожаком в небольшой городок Клинцы в Брянской области.

В 1935 году году по партийной мобилизации Николай Пьянцев вступает в Красную армию, служит политруком роты, заканчивает военно-политическое училище в Москве, служит и.о. комиссара полка, пропагандистом военного электротехнического училища в Ленинграде.

В огне «Зимней» войны
Серьезным испытанием стала Советско-Финляндская («Зимняя») война, которую он встретил в должности батальонного комиссара 68 стрелкового полка 70-й стрелковой дивизии. В первые дни войны их полк вышел к местечку Кивеннапа (ныне Первомайское).
Стояли там два дня, приказаний о дальнейших действиях не поступало, а из соседнего леса пехоту постоянно обстреливали финские снайперы, внезапно появлялись небольшие группы автоматчиков. В эти дни полегло много людей.

Красноармейцы атакуют укрепления линии Маннергейма

Красноармейцы атакуют укрепления линии Маннергейма

Наконец пришел приказ двигаться в район Сумма-Хоттинен на штурм основных укреплений линии Маннергейма. Там находились построенные по последнему слову военной техники бетонные доты, прозванные «миллионными» – говорили, что на каждый из них ушло по миллиону финских марок. Многократные попытки взять их штурмом унесли жизни многих тысяч солдат и офицеров РККА.

Сказывалась плохая подготовка к войне в северных условиях – отсутствие хороших карт района военных действий, планов укреплений противника, плохое обеспечение солдат теплым обмундированием в сильнейшие морозы. Погода долгое время была нелетной, и авиация не могла помочь.

В одном из боев автоматчики противника попытались внезапно атаковать советских солдат с фланга. Комиссар Николай Пьянцев сумел, проявив мужество и талант командира, организовать бойцов для того, чтобы отбить противника и самим перейти в контратаку. За этот бой он был награжден Орденом Красной Звезды.

Вспоминал Николай Пьянцев и про погибшего на Карельском перешейке Героя Советского Союза Кузьму Высоцкого, именем которого был назван небольшой город неподалеку от Выборга. Пулеметчик рядовой Высоцкий служил в том же полку. Во время очередной атаки первый номер пулеметного расчета был убит, и Кузьме пришлось стрелять за двоих.

В это время мимо проходил танк, у которого было повреждено орудие, и стрелять он не мог. Высоцкий остановил танк, с помощью экипажа поднял свой станковый пулемет на башню. Теперь гусеничная машина снова превратилась в боевую единицу. Внезапная атака танка с метким стрелком на башне заставила финских солдат отступить. После боя батальонный комиссар Пьянцев одним из первых провел беседу с отличившимся солдатом.

И снова – война
Батальонный комиссар Пьянцев окончил войну под Выборгом. В этом городе жил он вместе с семьей – женой Ириной Георгиевной, сыном Владимиром и дочкой Ниной – в краткий (чуть больше года) промежуток между двумя воинами. Нина Николаевна (ей тогда было четыре года) потом вспоминала, что Выборг с его узкими улочками, башнями и старинными домами казался сказочным городом.

С началом Великой Отечественной Выборг фактически сразу оказался в зоне военных действий. Николай Пьянцев принимает решение отправить жену с детьми к ее родителям в Брянскую область. Никто не мог и предположить, что гитлеровцы вскоре придут и туда.

Дорога в Брянскую область была долгой. Поезд разбомбили, а когда добрались до родной деревни, там уже были оккупанты. Оставаться вместе с детьми было опасно – многие в деревне знали, что ее муж командир Красной армии. Ирина уходит в партизанский отряд, комиссаром которого был ее родной брат Тимофей Гаур, в послевоенные годы написавший книгу о партизанском движении в Брянской области.

Партизаны помогли ей перейти линию фронта, Ирина оказалась в городе Энгельсе, где работала санитаркой в госпитале. Там ее по переписке находит муж, и она принимает решение ехать к нему в осажденный Ленинград.

Пришлось потратить много времени и сил, чтобы получить пропуск. Людей эвакуировали из Ленинграда, и очень мало кто ехал в обратном направлении. До освобождения города от вражеской блокады работала она санитаркой в одном из ленинградских госпиталей.

В боевых порядках пехоты
В 1941-42 годах майор Николай Пьянцев служил в Штабе Ленинградского фронта, а затем – начальником политотдела тыла 23-й армии, прикрывавшей Ленинград с Севера. По поручению командования он прибыл на Невский пятачок, чтобы оценить ситуацию и боевой дух солдат и офицеров, был ранен и эвакуирован в Ленинград.

В начале 1943 года его снова ждал Невский пятачок. Шла подготовка к легендарной операции «Искра» – прорыву вражеской блокады. И опытный политработник был командирован на самый опасный участок. Вспоминал, что перед отъездом навсегда прощался с женой, думая, что снова свидеться уже не суждено.

Майор Пьянцев шел в атаку в передовых цепях, своим примером воодушевляя солдат. Вспоминал, что вдруг увидел бегущих навстречу солдат, кричащих по-русски. Это были солдаты Волховского фронта, наступавшие со стороны Петрокрепости. Блокада Ленинграда была прорвана!

А навстречу Николаю Пьянцеву бежал бородатый офицер с криком «Коля! Коля!». Это был муж его сестры. Бывают в жизни такие встречи! Отошли на сотню метров в сторону, чтобы поговорить, и тут же в том месте, где они только что стояли, упал вражеский снаряд.

«Участвуя в боях по прорыву блокады Ленинграда, показал себя стойким и мужественным политработником. В трудной обстановке он находился в боевых порядках пехоты, добиваясь выполнения боевой задачи», – сообщают скупые строки наградного листа.
За участие в прорыве блокады и службу в блокадном Ленинграде майор Николай Пьянцев был награжден вторым Орденом Красной звезды, медалью «За оборону Ленинграда».

После окончания военно-политических курсов в Москве в звании подполковника он становится начальником политотдела артиллерийской бригады Белорусского фронта, участвовавшей в штурме Кенигсберга. Там, в Восточной Пруссии, он и завершил войну, был награжден Орденом Великой Отечественной войны первой степени, медалью «За взятие Кенигсберга».

К мирной жизни
Офицера ждала встреча с детьми, пережившими годы оккупации в Брянской области, о которых почти четыре года не было вестей. Родителям жены приходилось скрывать, что отец детей – офицер Красной армии. Старший сын Владимир (ему в начале войны было 9 лет) помогал партизанам, был связным, выполнял различные поручения. Иногда, играя у дороги, он записывал, сколько немецких автомобилей и другой военной техники прошло по шоссе. А в 1944 родился сын Борис.

Часть, в которой служил подполковник Николай Пьянцев, перебрасывают на Восток для участия в войне с Японией. Однако Япония капитулировала раньше, чем воинский эшелон прибыл к месту военных действий.
Потом были пять лет службы в Красноярске в должности заместителя начальника Управления военных перевозок по Красноярской железной дороге. Здесь родился его младший сын Сергей.

В семье сохранилось воспоминание об одном забавном эпизоде, связанном с послевоенными годами. В 1941 году, отправив жену и детей из Выборга в Брянскую область, старший политрук Пьянцев вслед за ними отправил по почте большой ящик с домашними вещами.

Рисунок внучки Дарьи Пюккенен (Пьянцевой). За окном посаженные дедушкой и бабушкой деревья

Посылка не дошла по назначению, поскольку Брянщина была захвачена немцами. Не могла она и вернуться в Выборг. Каково же было удивление, когда через несколько лет после войны семье сообщили, что посылка хранится на одном из складов на Урале и ее могут переслать адресату. Швейная машинка «Зингер» оказалась в совершенно исправном состоянии, и с ее помощью Ирина Георгиевна много лет обшивала всю семью. В сохранности были и другие вещи. Вот только дети выросли из одежды, которая была в посылке!

Последним местом службы полковника Пьянцева стал Ленинградский военный округ. В 1954 году он увольняется в запас. Следующие десятилетия его жизни были связаны с городом Пушкин, где его семья получила квартиру в новом кирпичном доме, построенном для семей офицеров. До этого семья жила в деревянном разборном домике, стоявшем на самой окраине Пушкина рядом с военным аэродромом.

Многие годы отставной офицер работал начальником военной жилконторы, обслуживавшей дома, в которых жили военнослужащие, оставил о себе добрую память у многих жителей. По его настоянию в квартале между улицами Кадетской и Радищева были высажены липы и тополя, которые местные острословы прозвали «Аллеей Пьянцева».

Николай Михайлович Пьянцев с внучкой Надей во дворе своего дома. Начало 60-х годов ХХ века

Николай Михайлович Пьянцев с внучкой Надей во дворе своего дома. Начало 60-х годов ХХ века

Дети и внуки вспоминали, что о войне он говорил редко и очень неохотно, почти никогда не надевал свои награды, не ходил на встречи ветеранов. Но некоторые рассказы о тяжелых военных днях остались в памяти. Однажды сыновья сказали  ему: «Батя, ты бы написал книгу!». Он ответил: «Зачем? Все равно не напечатают».

Николай Михайлович Пьянцев ушел из жизни в октябре 1980 года. У него было четверо детей и восемь внуков.

Об авторе

Андрей Пюккенен

Андрей Пюккенен

E-mail: pltr@mail.ru

0 Комментариев

Пока нет комментариев

Здесь ещё нет комментариев на данный момент, хотите добавить?

Написать комментарий

Только Зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.