Теги

1 Мая Александр Беглов Александр Дрозденко Александр Миронов Бах Виктор Федосов Владимир Дербин Владимир Кузнецов Дворец Труда Дмитрий Чернейко Евгений Макаров Екатерина Слепнева ЖКХ ЛФП Ленинградская Федерация профсоюзов Ленинградская область Мария Артюхина Межрегиональный профсоюз работников жизнеобеспечения Санкт-Петербурга и Ленинградской области Минимальная заработная плата Михаил Шмаков Нина Леонтьева Орган Площадь Труда Профсоюз работников здравоохранения РФ Регион 47 Санкт-Петербург Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н.А.Римского-Корсакова Санкт-Петербургская консерватория Сергей Максименко Татьяна Новицкая Территориальная Санкт-Петербурга и Ленинградской области организация профсоюза работников строительства и промышленности строительных материалов РФ ФНПР Форум Труда детский отдых защита прав работников в период пандемии коронавируса классика коллективный договор конкурс профессионального мастерства концерт новость охрана труда первичная профсоюзная организация профсоюз профсоюзы социальное партнерство

Календарь

Март 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Подписаться на новости

Свободное время как форма труда

Свободное время как форма труда
03 марта
11:23 2020

 27-28 февраля 2020 года — IV Санкт-Петербургский Международный Форум Труда

Если на заре капитализма трудящимся приходилось отстаивать, прежде всего, свои права на нормированный рабочий день, то в наши дни объектом манипуляций все чаще становится их досуг. Поэтому понятие «свободное время» нуждается в серьезном переосмыслении, равно как и вопросы соотношения труда и досуга. О том, как цифровизация трансформирует все эти понятия, а «право на лень» может стать источником повышения производительности труда и даже драйвером развития некоторых сфер современной экономики, в рамках одной из секций IV Санкт-Петербургского международного форума труда размышляли именитые экономисты, социологи и философы.

О принудительном досуге и свободном труде
В период «великой депрессии» 1930-х годов многие западные мыслители грезили о том, что в результате автоматизации производства их внуки будут жить в разы богаче, а работать значительно меньше. Однако вопреки прогнозам «век изобилия и праздности» до сих пор не настал. Меньше стали работать лишь отдельные низкооплачиваемые категории трудящихся. Зато высокооплачиваемым работникам приходится трудиться все интенсивнее и нередко еще «брать работу на дом».

В «индустриальном обществе» четкую границу между трудом и досугом обозначал фабричный или заводской гудок. В ту пору основная борьба шла за уменьшение продолжительности рабочего времени и, соответственно, расширение досуга. «В эпоху компьютеров и цифровизации становится все более очевидным, что эти границы размываются, – отметил модератор дискуссии, доцент кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук СПбГУ Данила Расков. – Это побуждает социологов говорить о принудительном досуге и свободном труде».

Профессор кафедры теории и истории социологии СПбГУ Дмитрий Иванов проиллюстрировал эту мысль на примере топ-менеджеров. Управленцы очень хорошо зарабатывают, но хронический дефицит свободного времени не позволяет им в полной мере воспользоваться правом на отдых. Поэтому большинство людей этого круга оценивают друг друга по виду, уровню и качеству досуга. Стремление «отдыхать напоказ» становится неотъемлемым атрибутом жизни топ-менеджеров, полагает Данила Расков.

Как отметил заведующий лабораторией Социологического центра РАН Вячеслав Бобков, в российском законодательстве нет четкого определения понятия «свободное время». Между тем, такая дефиниция содержится в одной из Резолюций МОТ от 1924 года. Ее главная идея состоит в том, что в свободное время человек должен иметь возможность развивать свои физические, умственные и духовные способности.

Вячеслав Бобков привел данные исследования Росстата, проведенного в 2014 году. Получается, что на сон, прием пищи и уход за собой уходит 49% времени, на работу – 32,9%, на обучение – 1,8%. В итоге свободное время составляет 16,3% или всего 3 часа 55 минут в сутки.

На постоянное обучение, без которого работник рано или поздно станет неконкурентоспособным, тратится немало времени и денег. Профессор Уральского экономического университета Сергей Кропотов подчеркнул, что только гибкое образование позволит каждому раскрыть свои способности, стать не ремесленником, а художником в выбранной профессии. В качестве примера Сергей Кропотов привел Василия Кандинского, который, получив университетское образование, в итоге стал не приват-доцентом права, а великим художником.

В Резолюции МОТ отмечается не только непреходящая ценность свободного времени людей, но и необходимость предотвращения любых посягательств на их досуг. Вячеслав Бобков сослался на позитивный опыт ЕС, где законодательно закреплено право работников в свободное от работы время не отвечать на звонки и SMS-ки начальства. По мнению социолога, для защиты права людей на свободное время требуется объединить усилия властей, профсоюзов и других общественных организаций.

Высокопроизводительная лень
В ходе дискуссии эксперты сошлись в том, что для эффективного регулирования трудовых отношений в современном мире необходимо искать принципиально новые подходы решения проблем труда и досуга. Как ни странно, одним из источников производительности креативного труда может стать … лень (бездействие). Профессор Иванов убежден, что людей интеллектуального и творческого труда лень, скорее, плюс, чем минус, поскольку состояние покоя помогает генерировать новые идеи.

«Ограничивать нужно притязания работодателей и самих работников на то свободное время, которое физиологически необходимо для восстановления сил и на самореализацию человека, — полагает Дмитрий Иванов. – Право на лень – одно из естественных и неотъемлемых прав человека. В каких формах его реализовывать – дело свободного выбора».

Отсутствие (или возможность отсутствия) рабочего графика у представителей творческих профессий – явление не новое, но сейчас фрилансерами становятся не только художники и писатели. По свободному графику трудится все больше людей в сфере услуг и работы с информацией.

«Однако граница между трудом и досугом размывается еще и потому, что все чаще наш досуг – это процесс создания стоимости, то есть труд, который мы попросту не замечаем, — отметил Дмитрий Иванов. – Например, когда люди общаются в социальных сетях, играют во что-нибудь на своих гаджетах, они фактически работают на высокотехнологичные компании, помогая раскручивать определенные бренды».

По мнению доцента кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук СПбГУ Александра Погребняка, бездействие имеет гораздо больше смысла, чем действие ради действия. Он отметил принципиально важную особенность креативного и научного труда. Результат этого вида трудовой деятельности не гарантирован, он лишь «возможно результативен». Поэтому нельзя искусственно втискивать его в рамки эффективности и измерять количественными показателями.

Александр Погребняк призвал бороться за изменение той модальности, в которой мы мыслим и, следовательно, реализуем нашу производительную деятельность. По его словам, капитализм непрерывно перекодирует «возможное» и «случайное» в «действительное» и «необходимое». Цифровой капитализм стремится довести эту тенденцию до логического конца, превратив всю жизнь людей, включая досуг, в форму «необходимого труда», резюмировал Александр Погребняк.

О пользе права на бездеятельность заговорили еще в 1930-е годы. Основатель Института перспективных исследований Принстонского университета Абрахам Флекснер в 1939 году опубликовал любопытный документ под названием «Польза бесполезных знаний». Его главная идея состояла в том, что у ученых не должно быть никаких обязанностей, а только возможности для достижения лучших результатов. Это позволило институту привлечь лучшие научные умы со всего мира.

Некоторые топовые компании в сфере высоких технологий используют другой эффективный ход. Они позволяют своим сотрудникам один день в неделю делать то, что те хотят. Как показала практика, такие эксперименты могут быть весьма прибыльными.

Свободное время для своих сотрудников первой ввела в 2004 году американская компания Googlе. Каждый ее сотрудник получил право использовать 20% рабочего времени на собственные проекты с условием, что эти проекты будут полезны компании. В результате были созданы сервисы Gmail, «Google карты», «Google новости» и некоторые другие, напомнил Данила Расков.

Фото из архива ПТ.

Об авторе

Михаил Кореневский

Михаил Кореневский

0 Комментариев

Пока нет комментариев

Здесь ещё нет комментариев на данный момент, хотите добавить?

Написать комментарий

Только Зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.